Главная » Новости » Статьи

Петлюровцы бежали быстрее лани
2024-05-27, 03:49

Петлюровцы бежали быстрее ланиПарад добровольцев в Киеве, Софийская площадь, сентябрь 1919 годаПредысторияК концу марта 1919 года вся территория «Петлюрии» (так народ называл остатки Украинской народной республики – УНР) ограничивалась несколькими городами и местечками Подолии и Волыни. На территорию петлюровцев также эвакуировалось правительство и армия Западно-Украинской народной республики (ЗУНР), которую разгромили поляки. Остатки петлюровской армии объединились с галицийскими сечевиками и насчитывали до 80 тыс. штыков и сабель при 300 орудиях и 1 000 пулеметов. Также Петлюру поддерживали некоторые крупные бандформирования националистического толка, оставшиеся в тылу Красной Армии.

Положение украинских националистов (Кто такие петлюровцы; Как Красная Армия освободила Украину от петлюровцев) было катастрофическим, от полного уничтожения петлюровцев спасло только наступление Добровольческой армии Деникина. Против белогвардейцев большевики бросили лучшие свои соединения. Зимой 1919 года белогвардейцы одержали победу на Северном Кавказе и объединили силы с Донской армией, которая отступала под ударами Южного фронта красных. В мае 1919 года белые начали операцию по разгрому красного Южного фронта. Момент был удачный – масштабные казацко-крестьянские восстания в тылу красных на Дону и в Малороссии. Добровольческая, Кавказская и Донская армии прорвали фронт красных и наступали в полосе от Азовского до Каспийского моря, нанося главный удар на Харьков. В мае-июне белыми был полностью занят Донбасс и Крым.Ко второй половине июня 1919 года основные силы Добровольческой армии под командованием генерала Май-Маевского вплотную приблизились к Харькову. 12 (25) июня белогвардейцы заняли Харьков. Создана Харьковская военная область – первая административно-территориальная единица Вооруженных сил Юга России (ВСЮР). Она включала в себя территорию Харьковской, Екатеринославской (с июня 1919 года), Курской, Орловской (с конца сентября 1919 года), Полтавской (с июля до начала октября 1919 года, северной части Таврической, частично Киевской и Черниговской губерний.На КиевЗадача овладения Киевом была поставлена Деникиным Московской директивой 20 июня (3 июля) 1919 года. Пункт третий гласил: «Генералу Май-Маевскому наступать на Москву в направлении Курск, Орёл, Тула. Для обеспечения с запада выдвинуться на линию Днепра и Десны, заняв Киев и прочие переправы на участке Екатеринослав – Брянск». В дальнейшем белые должны были занять Херсон, Николаев и Одессу.18 (31) июля 1919 года белогвардейцами была занята Полтава. Из Добровольческой армии была выделена 5–6-тысячная группа войск генерала Николая Бредова (5-й кавалерийский корпус, 7-я пехотная дивизия и сводно-гвардейская бригада), которая была нацелена на Киев. В начале августа 1919 года 1-й армейский корпус Кутепова нанёс удар в стык 13-й и 14-й советских армий. Началось повсеместное отступление Красной Армии с Украины, чем, естественно, воспользовались петлюровцы. 3 (16) августа красные начали эвакуацию Киева, опасаясь окружения. 12 (25) августа Деникин в Таганроге издал «Обращение к населению Малороссии», которое враги Белого движения окрестили «Манифестом царя Антона». Там говорилось: «…К древнему Киеву, «матери городов русских», приближаются полки в неудержимом стремлении вернуть русскому народу утраченное им единство. То единство, без которого великий русский народ, обессиленный и раздробленный, теряя молодые поколения в братоубийственных междоусобиях, не в силах был отстоять свою независимость. То единство, без которого немыслима полная и правильная хозяйственная жизнь, когда север и юг, восток и запад обширной державы в свободном обмене несут друг другу все, чем богат каждый край, каждая область. То единство, без которого не создалась бы мощная русская речь, в равной доле сотканная вековыми усилиями Киева, Москвы и Петрограда.Желая обессилить русское государство прежде, чем объявить ему войну, немцы задолго до 1914 года стремились разрушить выкованное в тяжелой борьбе единство русского племени.С этой целью ими поддерживалось и раздувалось на юге России движение, поставившее себе целью отделение от России ея девяти губерний, под именем «Украинской Державы». Стремление отторгнуть от России малорусскую ветвь русского народа не оставлено и поныне. Былые ставленники немцев – Петлюра и его соратники, положившие начало расчленению России, продолжают и теперь совершать свое злое дело создания самостоятельной «Украинской Державы» и борьбы против возрождения Единой России.Однако же, от изменнического движения, направленного к разделу России, необходимо совершенно отличать деятельность, внушенную любовью к родному краю, к его особенностям, к его местной старине и его местному народному языку». Деникин отмечал, что в основу устройства Южной России будут положены начала самоуправления, уважения к особенностям местного быта. Государственный язык на всей России – русский, но малорусский народный язык свободно можно использовать в местных учреждениях, суде, частных школах (в государственных школах – на добровольных началах) и печати. Таким образом, Деникин в это документе проявил себя как настоящий русский государственник, патриот. Он выразил полное понимание важности единства русского суперэтноса (включая все его этнографические части и группы, в том числе малороссов-южных русов). В единстве жизненная сила и правильное хозяйственное развитие русской державы и народа. Поэтому наши внешние враги постоянно стараются разрушить единство русского племени.Русский Киев переходит на сторону белогвардейцевСоветское командование, с учётом того, что лучшие части сражались на фронте против белогвардейцев, прикрывая направление на Москву и Волгу, угрозы Петрограду и на всем Западном фронте, волны крестьянской войны, слабой мотивации соединений и частей, сформированных в Малороссии (часто из бывших бандитов, петлюровцев, разного рода партизан и т. д.), которые не выдерживали давления Белой армии и разбегались, не смогло удержать Киев и другие жизненные центры Русской украйны. На западном направление на Киев наступала Киевская армейская группа под началом генерала Антона Кравса в составе 1-го и 3-го корпусов Галицкой армий и Запорожского корпуса УНР. Всего около 18 тыс. солдат. Их поддерживали банды Зелёного, Струка и прочих атаманов, которые имели несколько тысяч бойцов. Красные части отступали без боя, опасаясь попасть в окружение, так как с востока стремительно шли белые. К концу дня 30 августа красные оставили Киев. Петлюровцы заняли западные окраины города. На 31 августа планировался торжественный вход основных сил в город, парад в центре Киева. Командование отдало приказ занять главные пункты города и мосты через Днепр. Однако петлюровские головорезы и «партизаны» (точнее – бандиты) праздновали победу, захватывали трофеи, расстреливали евреев. Поэтому мосты не заняли. Разведка также провалилась, сообщив, что белогвардейцы ещё далеко и будут не ранее 3 сентября. Стоит отметить, что киевляне восприняли очередное появление желто-голубого воинства холодно. На улицах было пусто, никаких приветственных речей и криков. Враждебности также не было, считалось, что петлюровцы появились по соглашению с деникинцами. В этот же день с левого берега Днепра к городу приближались войска группы Бредова. 30 августа были заняты Никольская и Предмостная слободки на левом берегу Днепра, и передовые разъезды и патрули белых, пройдя по не тронутым красными и не охраняемым петлюровцами мостам, появились на улицах Киева уже вечером 30 августа. Первыми в Киев вошли три кавалерийских полка 5-го кавалерийского корпуса. За ними следовали пехотные части полковника А. Стесселя и генерал-майора Н. Штакельберга. Всего около 3 тыс. человек. 31 августа петлюровские части двинулись по направлению к Крещатику, дошли до городской думы и водрузили украинский флаг. Как вспоминал очевидец событий К. Г. Паустовский: «Флаг на этом балконе был своего рода заявочным столбом. Его вывешивала каждая новая власть…» В думе петлюровцев и галичан ожидали члены городской управы во главе с городским головой Рябцевым, которые намеревались выяснить отношение новых хозяев города к городской власти. Начались переговоры. Узнав, что белогвардейцы уже в Киеве, Петлюра отменил своё прибытие в город и передал приказ отменить запланированный парад. Примерно так же поступил и командующий Галицкой армией Мирон Тарнавский. Он узнал о присутствии деникинцев в Киеве только тогда, когда уже сам прибыл поездом в город. Узнав об этом, Тарнавский немедленно на том же поезде покинул Киев.В это же время добровольцы двигались к центру города, по пути разоружая все встречавшиеся им петлюровские части. Было разоружено около 3 тыс. солдат, включая штаб 3-го корпуса. Были взяты пушки, богатые трофеи, которые оставили красные. Навстречу деникинцам потянулись огромные толпы народа, духовенство с иконами, крестами и хоругвями. Около двух часов дня белые вышли к думе и сбросили украинский флаг. Петлюровцы без боя отошли к Жулянам. Русский политик В. В. Шульгин описал это так: «Петлюровцы бежали «быстрее лани» и сконцентрировались у вокзала…» А очевидец событий Борис Ефимов, ставший впоследствии известным советским карикатуристом, отмечал: «к вечеру того же дня петлюровский шакал отступил с жалобным воем, испугавшись крупного хищника – деникинского волка». При этом более половины «запорожцев» (среди них было много киевлян, учащейся молодежи, которые бежали из Киева при приходе большевиков) начали брататься с белогвардейцами, разоружать других петлюровцев и переходить на сторону Добровольческой армии. Позже петлюровский премьер-министр Исаак Мазепа отмечал: «Это факт, что украинское население Киева не проявило нужной активности для того, чтобы помочь нашей армии в той сложной ситуации. Киев, как и большинство тогдашних городов на Украине, был на три четверти чужой, не украинский. И этот чужой нам Киев сейчас же поспешил дать деникинцам всякую помощь, начиная от обычной информации и кончая вооруженными отделами местных добровольцев. Наш украинский Киев ни на какую такую помощь не сподобился». Стоит отметить, что никакого «украинского Киева» ещё не было. Как и других «украинских городов» и «украинского народа». Были русская Малороссия, русский Крым, русский Донецкий край, русская Одесса, русский Харьков и русский Киев. Украинские националисты (из украинствующей интеллигенции, части военных) политическим и силовым путем пытались украинизировать исконно Русскую землю – Киевщину, Поднепровье, Малую Русь и Новороссию. Но без особого успеха. Без политической воли и аппарата насилия всё возвращалось на круги своя. Парад частей Добровольческой армии в Киеве. Слева на переднем плане командующий Добровольческой армией генерал В. З. Май-Маевский, позади него начальник группы войск генерал Н. Э. Бредов (за Май-Маевским в белой гимнастёрке) и командир 5-го кавалерийского корпуса генерал Я. Д. Юзефович (на переднем плане в белой гимнастёрке)Крах петлюровщиныГенерал Кравс вступил в переговоры с Бредовым. Белый генерал заявил: «Киев, мать городов русских, никогда не был украинским и не будет» и что никаких переговоров с делегацией армии УНР быть не может: «…пусть не приезжают, будут арестованы и расстреляны как изменники и бандиты». Кравс сообщил, что представляет Галицкую армию и не подчиняется УНР. Общее отношение добровольцев к украинским националистам хорошо выразил полковник Александр Стессель, сын коменданта Порт-Артура во время Японской кампании. Он сказал: «Австрийцам здесь нечего делать, и мы с ними драться не будем, если они уйдут себе поздорову. Украинцы – это другое дело! Они для нас хуже большевиков: они большевики, но только другого сорта. Они идут против России! Большевики же делают то же дело, которое и Добровольческая амия поставила своей целью (видимо, за великую и единую Россию – Прим. авт.). Правда, они сейчас красные, но, даст Бог, со временем они побелеют». Примерно в два часа ночи 1 сентября (19 августа) 1919 года соглашение между галичанами и добровольцами было достигнуто. Кравс подписал приказ о выводе украинских войск из Киева на один дневной переход на запад – примерно 25 километров. Галичане обязались не предпринимать никаких враждебных действий против добровольцев. Украинцы не могли вывезти из Киева больше, чем привезли с собой; стороны обменивались пленными.В Киеве был расклеен приказ генерала Бредова: «…отныне и навсегда Киев возвращается в состав единой и неделимой России».Петлюра приказал отвести армию ещё далее на запад, на линию Казатин – Житомир. Также он заключил соглашение с поляками, уступая им Галицкую и Подкарпатскую Русь, нарушая интересы галичан. Командующий Добровольческой армией генерал Май-Маевский в интервью газете «Киевская жизнь» заявил: «Что касается до наших отношений с Петлюрой, то они таковы: Петлюра или станет на платформу Единой Неделимой России, с широкой территориальной самобытностью, или ему придётся с нами драться, чего, однако, войска его совершенно не желают. Глубоких корней в массах идея Петлюры не имеет и обречена на гибель». Петлюра и его окружение хотели как можно скорее начать войну с ВСЮР. Но Галицкая армия, которая жила как государство в государстве, хотела соглашения с Деникиным. Начавшиеся между Петлюрией и ВСЮР переговоры к успеху не привели. Единый фронт против большевиков создать не удалось. Стороны имели непримиримые противоречия. Петлюра предпочёл лечь под Польшу. 22 сентября Петлюра издал указ о начале войны против Белой армии, приказал наступать. 28 октября Галицкая армия отказалась выполнять приказы Головного атамана и воевать с добровольцами. В начале декабря галичане перешли на сторону Деникина. Наступать на Киев и Одессу не получилось. Армия Петлюры в этот период совершенно развалилась. Генерал-инспектор армии УНР Удовиченко в своей книге «Украина в войне за державность» отмечал, что ротах осталось по 5–10 бойцов, в полках – по 50–60. К началу декабря в армии осталось 4–5 тыс. бойцов. Солдат валил тиф, они массово дезертировали. Остатки армии откатывались на запад к польской границе. 26 ноября был оставлен Проскуров. Петлюровцы были блокированы: с юга и востока наступали войска Добровольческой армии, с севера нависала Красная Армия, с запада – польская армия. Положение было безнадежным: или сдаться на милость белых, или красных, либо бежать в Польшу, где ждёт разоружение. Таким образом, руководство УНР полностью провалило наступление на восток. В начале августа 1919 года, когда петлюровцы шли на Киев, они верили, что их армия будет расти как снежный ком, притоком добровольцев и повстанцев (бандформированиями). Петлюровские вожди верили, что народ только их и ждёт: «массы с нами». Но с августа по ноябрь петлюровская армия потеряла более половины состава. И не в боях, в основном из-за болезней и повального бегства солдат. Одни уходили по домам, другие в банды, третьи к белым или красным. В бессильной ярости Петлюра в январе 1920 года пишет жалобу пану Пилсудскому и умоляет поляков оккупировать Украину. Это было так типично для всех «незалежных» украинских гетманов – они всегда ложились то под поляков и турок, то под шведов и немцев. Вот и нынче – легли под НАТО.



Категория: Статьи | Добавил: Dmitrij | Теги: бежали, Петлюровцы, быстрее
Просмотров: 16 | | Рейтинг: 0.0/0

Другие материалы по теме:


Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 0
avatar
Учётная карточка


Военные новости сегодня

⚡ НОВОСТИ СПЕЦОПЕРАЦИИ Z ⚡

#Спецоперация, #новости, #антимайдан, #политика, #военные, #войнанаукраине









Поддержать проект:

Webmoney: Z238121165276

E-mail:[email protected]

Комментарии

work PriStaV © 2012-2024 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх