Опера и бандиты на краю русской земли | История, мемуары | ★ world pristav ★ военно-политическое обозрение


Главная » Статьи » История, мемуары

Опера и бандиты на краю русской земли

В начале двухтысячных был такой период в моей службе в Главном управлении уголовного розыска, когда нашему отделу определили присматривать за организацией работы розысков Дальне-Восточного федерального округа.

За полгода командировок на ту сторону земного шарика от смены часовых поясов чуть не начались памороки в сознании. Зато посмотрел удивительные места – Камчатку, Амурский край, Приморье. И понял, каково это - лететь в конце мая с Камчатки в столицу девять часов над заснеженной тундрой и бесчисленными покрытыми льдом озерами.

Пришлось побывать и во Владивостоке. Это город славный, изумительный, некогда режимный, а потом избыточно свободный. Да еще стоит рядом со всякими ништяками – водной границей  с Японией и с японским автопромом. Народ там широкий и, как принято на окраинах Империи, склонный к вольностям, упрямству и тщательным поискам московских козней. Что и выразилось в удивительных политических народных  пристрастиях, поднявших на гребень волны таких феерических персонажей, как донельзя многовекторный, пребывающий в сложных отношениях с законом и моралью губернатор Дарькин,  мэр-уголовник Винни Пух и психически альтернативный мэр Черепков. И бандитизм там с утратой статуса закрытого города развился в поражающий воображение масштабах.  И тоже такой самостийный – воров и сходняком помазанного смотрящего за Дальним Востоком Джема там ни во что не ставили, край стал не воровской, а бандитский, зато бандиты отличались как товарным количеством, так и повышенной свирепостью вкупе с вооруженностью. Кровушка в девяностые-двухтысячные лилась там порой как на колчаковских фронтах.

Помню, послали меня туда поглядеть, как борются с особо тяжкими преступлениями. И будто в знак почтения от прибытия проверки из Москвы бандиты в тот же день отметились  расстрелом какой-то высокопоставленной тетки из транспортного управления администрации. Сгорая от трудовых подвигов на работе, она героически делила какие-то коммерческие маршруты городского транспорта, да и поделила что-то не так.

За две недели командировки там чуть ли не каждый день читал сводки о мафиозных расстрелах, стрелках, разборках.  Притом иногда сии преступления были не только кровавые, но и удивительно дурацкие.

   

Вершиной киллерского изыска стал расстрел в одном из районов местного преступного авторитета. Тот, бедолага, в солнечный день нежился культурно в кабаке в окружении верных бультерьеров-соратников. Киллер просто подошел и незатейливо продырявил его из пистолета, после чего, даже не особо напрягаясь, легким спортивным бегом удалился. Правда, перепрыгивая через забор пожарной части, умудрился обронить портмоне с водительским удостоверением и паспортом с пропиской. Мы думали – таким хитрым способом пускают следствие по ложному направлению. Ни фига. Запросили в паспортном столе по месту его прописки в соседней области форму один. Свидетели и опознали по фотке киллера. Так что когда тот вернулся в родные пенаты после победной командировки, его уже ждали с распростёртыми объятиями.

Листаю записные книжки с тех времен. Собирал тогда всякие милицейские казусы, бандитские типажи. Эх, беспокойная жизнь в те времена была, интересная. Слава те Господи, что она вовремя закончилось. Не доводя страну до терминальной стадии…

Московские бананы финского производства

Конец девяностых. Приморские бизнесмены нашли хорошую тему. Решили торгануть национальным африканским продуктом – бананом. Подсчитали, что в Москве бананы стоят копейки, даже с учетом перевозки получится большой плюс. Ну и занялись этим активно. Крышей, абы чего не вышло, взяли омоновцев.

Партию бананов прикупили удачно. Завезли. Те разлетелись со свистом по тройной цене, обернувшись сладостным шуршанием купюр, который для уха даже приятнее, чем шелест морских волн. И приготовились ушлые торгаши грести деньги даже не лопатой, а бульдозером.

Но недолго музыка играла. Деньги только начали течь полноводьем Амазонки, но тут в офис фирмы заявляются двое господ – каких-то непрезентабельных, хилых, невзрачных, но своего затрапезного вида нисколько не смущающихся. Наглость у них сочится из каждого слова, взгляда и движения.

- Бананчиками торгуем? – спрашивает хилый посетитель у быкообразного бизнесмена.

- Ну, торгуем, - отвечает тот с опаской, привыкший, что как дыма без огня не бывает, так и наглой напористости без добротной крыши тоже.

- Бананы - тема московская, - по слогам, для малоразвитых, объявляет гость.

- Здесь тебе не Москва. Здесь Приморье, - пытается хорохориться бизнесмен.

- Да? – приподнимает изумленно бровь гость, одновременно демонстрируя заткнутый за пояс автоматический пистолет «Стечкина» - игрушку тяжелую и редкую даже в Приморском разбойничьем заповеднике.

Тут омоновец, сторожащий офис, вступает в интеллигентную беседу, что-то типа «стоять, бояться».

- Пойдемте, граждане!

- Это ты пойдешь. На хрен! – объявляет москвич.

И предъявляет удостоверение    Службы    безопасности президента Российской Федерации.

Была такая конторка, охранявшая безвозвратно пропитанное алкоголем рыхлое и крупное тело первого президента России и решавшая все возникающие вокруг него проблемы, а заодно и многие сопутствующие, в том числе по денежным потокам. Обладала она по тем временам абсолютной властью, лезла во все дырки и сжирала, как саранча на своем пути, все вечнозелёные долларовые насаждения, находившиеся вне присмотра более солидных садовников.

- Жить спокойно надоело? – осведомился охранник президента. - Для тупых от рождения повторяю: бананы - дело московское.

- Понятно, - со вздохом согласились бизнесмены.

А потом принялись за то, что надо было делать с самого начала – выяснять, кто хозяин фруктовой темы. И правда - бананы оказались делом московским. Если хочешь торговать ими - есть в столице России специально аккредитованные люди, которые этим занимаются. С ними и решай. Тем более покупают бананы в Финляндии по сложной международной коррупционно-жульнической схеме, по бросовым ценам. Финляндия, чтобы радовать бананами своих граждан, выделяла на них дотации, так что в магазины они продавались меньше себестоимости. Тут наши их и скупали, то есть фактически доили финнов. Ну а что, при СССР с бананами было туговато, изголодался народ по ним, так что финики благородное дело делали, помогали ощутить россиянам вкус истинно африканской пищи.

Ребята с удостоверениями Службы безопасности президента вообще были разносторонними, всего лишь бананами не ограничивались. Гоняли под их чутким руководством из-за границы и табак, и спирт, и все было  «тема московская, государственная».

Помню в Псковской области начальник криминалки пытался тормозить караваны  цистерн со спиртом «Рояль». Ему тоже такие же бравые парни объяснили, что тема московская, а дело государственное. А начальник криминалки в районе – букашка исчезающе микроскопичная, щелчок – и нет ее в кресле. Он все понял верно и успешно остался на своем месте. Были те, кто не понимали. И шли на биржу труда.

Начальник СБП Коржаков тогда таким выгодным для души и тела образом тешился. И неплохо зарабатывали все эти братья-чекисты. Правда, с уходом алкоголиссимуса Всея Руси Служба приказала долго жить, а Коржаков принялся активно строчить мемуары и давать интервью про то, какими гнидами и предателями был и его хозяин, и все его жадное окружение. Правда себя в таком разрезе упомянуть забыл, но дедушка старенький, память уже не та…

Казусы и байки

Нежданный звонок начальнику криминальной милиции района. Страшно интеллигентный, в стиле гимназических учительниц девятнадцатого века, голос полощется в трубке умиротворяющей морской волной:

- Я из районной библиотеки. Извините за беспокойство, но хочу сказать, что в нашем парке  творится что-то странное. Недели две назад шла вечером с работы, так меня изнасиловали. А вчера наша сотрудница Катенька шла, и представляете, ее тоже изнасиловали. Мне-то ничего, я женщина в возрасте, возражений не имею. А вот за молодых боязно.

Начальник КМ чуть дар речи не потерял. Два таких глухаря, и все счастье на его территории обслуживания. Но реагировать надо.

- Заявление пишите, - горестно вздохнул он.

Мероприятия провели. Преступления раскрыли. Так что по парку можно теперь ходить спокойно. Даже потомственным библиотекаршам…

***

Работа в угрозыске тяжелая. Если не расслабляться, сгоришь как свечка, и никто о тебе даже не вспомнит. А расслабляться лучше на природе, на полянке, под шепот летней листвы и журчание чистой, как слеза, водочки.  Вот после удачного раскрытого дела и выехали сотрудники райотдела вечером в лесочек – посидеть, поговорить за жизнь, работу и про баб.

Спиртного пока что хватало. А бабы и сами нарисовались. Какие-то девки, молодые да симоптные, как феи материализовались сами собой, из кромешной тьмы. Слово за слово, уже какие-то обжиманцы начались. Народ не успел оглянуться, а девка уже в неглиже сидит. И тут как назло водка кончилась.

   

Главный опер и говорит девке:

- Ты молодая. Так что гони за водкой в ларек. Вот деньги.

- Холодно же, - ежится девка.

- Шинель возьми, - щедро скидывает с широкого плеча свой «тулупчик» начальник милиции общественной безопасности.

Залезла лесная фея в милицейскую шинель. И исчезла, как не было. Час нет. Другой уже пошел. Думали уже, что пропала с деньгами и шинелью. Обидно, досадно, но ладно.

Вздохнули гуляки горестно. Начали рядить судить, кому следующему идти. И шинель  жалко, все ж казенная. Тут патрульная  «канареечка» подкатывает, светя цветомузыкой, как НЛО. Вышли милиционеры из салона. Увидели, что тут розыск с родным МОБом гуляет. Честь отдали. А потом девку в шинели за шкирку из УАЗа извлекли.

- Говорит, вы ей шинель и деньги дали.

- Дали, - со вздохом согласились загулявшие начальники.

История простая. Продавец ночного ларька скучает в своей коробочке, набитой сокровищами типа чипсов, колы и водки. Никаких тебе развлечений. Поздно, уже и алкаши окрестные заснули давно. И тут появляется девка в милицейской шинели с майорскими погонами и на голое тело. Продавец сперва дар речи потерял. А потом патруль свистнул. Те девушку взором окидывают и изрекают крайне вежливо:

- Иди сюда, шалава. Где майорскую шинель сперла?

Понятное дело, ей не поверили – не могло же начальство до такой жестокой аморалки докатиться. Или могло? Проверять надо. Отправились по адресу на полянку, а там ситуация ко всеобщему удовольствию  разъяснилась.

После девку снова за бутылкой послали. На сей раз она вернулась. С добычей.

Жизнь у мента такая. Где и работа, и отдых, и окружение с социальными связями  экстремальные. Главное, не терять чувства юмора…

***

Оперативная группа угрозыска расположилась в совсем тайной засаде. На адрес должен был по оперинформации заявиться находящийся в розыске убийца. Вот и окопались опера в соседней квартире. Чтобы взять душегуба под белы рученьки, как только его силуэт нарисуется на лестничной площадке.

Хозяйкой «засадного окопа» был развесёлая доброжелательная и страшно скучающая без острых ощущений бабка.

- Да живите, жалко что ли, - она только всплеснула руками, когда узнала, что от нее нужно.

Засада, как известно по опыту, могла растянуться надолго. А жрать молодым растущим оперским организмам надо регулярно и плотно. Иначе как воевать голодными?

- Деньги давать будем - а вы продукты будете покупать, - предложил старший группы хозяйке.

- Да кончено, сынки! Как не помочь нашей милиции.

Окопались опера на точке. Развернули наблюдение. Ждут бдительно и добросовестно. Ожидание при проведении оперативно-розыскных мероприятий – вещь тягостная. Выматывает порой поболее, чем сама схватка. Постепенно уходит изначальный азарт, тускнеют надежды. Ждешь и ждешь, не веря, что когда-то настанет этому конец.

Вот в такой транс ожидания сотрудники и вошли. День проходит. Другой. Уж полночь близится, а Германа все нет. Между тем по информации должен был бандит уже давно быть заявиться и послушно сунуть руки в кандалы по первому окрику. Или после первой зуботычины – как пойдет. А его нет и нет. Недисциплинированный бандит пошел.

- Что-то не так, - подозрительно объявляет старший группы захвата.

И отправляется на разведку. Выходит во двор. А там дворовые пацаны заняты своими дворовыми пацанскими делами. Прекрасный, кстати, источник информации, если подход к нему знать. Опер знал. Подозвал пацанов, режим бытовой распальцовки врубил, разговор на понятиях завел, как со взрослыми. Даже закурить дал.

- Я Леху из третьего подъезда ищу, - называет имя хозяина малины. - Давно не видели?

- Ты, дядя, туда не ходи, - лыбится таинственно пацан.

- А чего так?

- Там менты пасут.

- А ты откуда знаешь?

- Так бабка Алина рассказала.

Выяснилось, что охочая до приключений и сплетен бабка как на рынок и по магазинам ходила, чтобы «сынкам еды прикупить», так и со всеми, чуть ли не с продавщицами, по секрету обсуждала, что менты этого охламона-соседа, наконец, арестуют. Ждут его, родимые защитники. Берегут покой граждан от криминальной сволочи. В результате весь район был в курсе, что у нее в квартире ментовская засада. В том числе, как оказалось, и разыскиваемый тоже был в курсе.

Ну что, пришлось сниматься. Доверяй после этого веселым, готовым на добровольное сотрудничество бабкам…

***

Мужчина поступает в больницу с рваными ранами. Из лечебного учреждения, понятно, шлют телеграмму в милицию – телесные повреждения. Приходит участковый. Опрашивает пострадавшего – кто же его так жестоко порезал? Кого арестовывать и в кутузку сажать?

- Да хрен найдешь ты его, капитан, - вздыхает потерпевший. – А если  и найдешь, так хрен посадишь.

- Это что же такой за неприкосновенный хрен? – удивляется участковый.

Тут картина и раскрылась во всей первозданной дикости. Мужчина вывел вечером гулять своего здоровенного шикарного и страшно ухоженного кота-сибиряка. А тот увидел примерно такого же кота, но бродячего. В общем, мажор сцепился с дворовым гопником. Слово за слово, мяв за мяв – и начался страшный кошачий мордорбой.

Мужик, жалея своего питомца, пытался было драку разнять. Но где двое разбираются - третьему не место. Вот и отоварили его по полной. Когтями, да по морде.

И ведь действительно – черта с два того дебошира поймаешь. А если и поймешь – что с ним делать?  Милиция тут бессильна.

"Учитывая, что в действиях неустановленного кота отсутствует состав преступления, в возбуждении дела отказать".

***

Мужик из зоны вышел. Воздух свободы опянил зека Сидорова. И понеслось. Старая, испытанная в тысячах пьянок и потасовок братва пришла.

Гулянка на его хате в десятиэтажке растянулась на несколько месяцев. Что бывший зек из дома не продал. то в порыве алкогольного одурения коллективными усилиями переломали. А напоследок даже стекла в квартире выбили. Как раз к зиме. Ну а она, как назло, выдалась лютая. Батареи, не защищенные окнами, вымерзли. В итоге весь подъезд без отопления остался. Пришлось индивидуально у него на хате тепло выключать, и квартира вообще превратилась в склеп. Ни отопления, ни воды, ни электричества. Только стены голые, как гробница фараона после нашествия грабителей могил.

Протрезвел как-то бывший сиделец. Огляделся критически. Пощелкал зубами от холода, да голода. Вспомнил, как  тепло и сытно на родной зоне. И пошел сдаваться в отдел милиции.

Там его знали хорошо. Поэтому не сильно были шокированы его заявлением:

- Хочу сесть.

- А чего такого сделал? – заинтересовался дежурный.

- Да ничего. Только пил. Не воровал.

- А за что тебя сажать?

- Очень хочется.

Дежурный озадаченно поскреб щетинистый подбородок, решая, что делать с сидельцем. Но тут обрадованный опер уголовного розыска подоспел с интеллигентно-льстивым видом и благостными речами в стиле продавца элитных кастрюль «Тефаль»:

- Конечно, кончено. Желание заказчика - закон.

Свел пропившегося бедолагу в кабинет. И вытаскивает длинный список висяковых краж.

- Берешь оптом? Тут лет на пять.

- Беру, - кивнул сиделец.  – Только как ущерб возмещать?

- Да не волнуйся. Будут у тебя по копеечке с заработков тюремных вычитать. Не обеднеешь.

- Годится.

Три десятка совершенно глухих краж скинули. Раскрываемость волшебным образом поползла вверх. И расстались опер с зеком почти что друзьями…

Морская пехота не сдается

Типажи девяностых. Бандиты и бизнесмены. Удачливые шустрики или хронические неудачники. Страшные или комичные. Бестолковые или хитрые до потери человеческого облика. Сколько их перемололи бешенные девяностые в труху и пыль. Из скольких сделали убийц и зверей, а сколько кинули на дно общества.

Владивосток. Среднестатистическая банда из спортсменов, отморозков и всякой уголовной шушеры, дорвавшаяся до больших денег.

И у той банды была достопримечательность, которую за деньги можно показывать – Морпех. Бывший прапорщик морской пехоты ТОФ. Два метра шкаф, сплошные мускулы и брутально-угрюмый бездумный вид. Бывший инструктор по боевой подготовке. Плечи косая сажень, голова крохотная и мозги с орех. Да еще в этих мозгах ничего, вакуум, даже черная дыра. Несмотря на бандитскую профессию и физические кондиции, парень был добродушный, незлобливый, мухи не обидит, если, конечно, никого грохнуть не надобно по приказу, тут уж не обижайтесь.

Ошивался он при этой бандитской бригаде бесцельно, больше для бренда. Его выставляли, когда кого-то припугнуть надо было, поскольку весь город знал, что это за тип. Деньги небольшие капали, на жизнь хватало. Но однажды он заскучал от серости бытия. А потом загорелся идеей, насмотревшись телевизора и репортажей о боях без правил, на которых во всем мире делаются огромные деньги. Ну что там за доходяги мутузят друг друга? Морская пехота что, хуже? Чай и мы кое что можем.

В итоге загорелся безумной идеей, как напалм – даже водой не потушишь. Заявился к своему пахану и занял у него приличную сумму – в десятки тысяч долларов, на проезд и страховку. И умотал в США на бои без правил, на какое-то там соревнование то ли в Лас-Вегасе, то ли в Лос-Поганосе, то ли еще где.

На тех самых соревнованиях с криком «морпехи не сдаются» отдубасил без проблем всех претендентов. Взял главный приз в сто тысяч долларов – для девяностых годов, когда квартиру можно было купить за пятерку, сумма колоссальная. Вернулся в родные края. Расплатился с братвой. И начал гулять на все.

Приобрел навороченный "джип", прикупил жену-спортсменку - мастера спорта по гимнастике, завел бойцовую собаку. И стал вполне счастливым человеком. С утра до вечера долбил по груше. И ничего ему было больше не надо.

Вот только жену и собаку кормить надо каждый день, притом с добавкой – кого мясом, а кого косметикой и ювелирными изделиями. И тут выяснилось, что призовые деньги тают, как майский снег. И однажды случилось страшное – деньги закончились. А как же без денег? На что благоверная жена макияжится в салонах будет, что любимая бойцовая собака жрать станет? Подумал он немножко и решил заняться кидаловом. А так как мозги все же с орех, а не с Дом Советов, то и кидалово вышло аналогичным. Заложил в банк свой "джип", да тут же и продал его. Банкиры встрепенулись – а куда ты залог дел? А он плечами пожимает – так продал же. По дешевке.

Дела пошли наперекосяк. Пришлось в бригаду возвращаться. А тут пахана, который его любил, как сына, убили. Морпех с учетом кондиций и производственного бандитского стажа сам вполне мог бы на его место претендовать, если в башке хотя бы две мысли уживались. Но две – это много. "У меня есть мысль, и я буду ее думать".

Не соображал, как дела взять в руки. В общем, в банде авторитет потерял. А тут еще кредиторы подоспели. Стали подпирать - где деньги? На разбор его вытаскивают, а он стоит, оловянными глазами смотрит и на все претензии ничего не отвечает. И все знают, что взять с него теперь нечего. А убивать не станешь - мужик не вредный, да и авторитетом пользуется, и вообще - гордость города, да еще просто так такого не пришьешь, надо сильно постараться, на одних патронах разоришься.

  

 

В общем, деньги кончились с концами. Жена-спортсменка ушла к нефтяному банкиру. Ему все это надоело, и однажды он укатил в США. Там его следы теряются. Может выступал на подпольных боях? Кто знает.

Как Высоцкий пел:

«Если будет выступать,

Я пойду смотреть».

Хотя уже вряд ли. Дело давнее. С того времени боевой андроид постарел, заржавел и вряд ли уже годится для серьезного дела…

 

Гараж «крысятника»

Еще один спортсмен. Тоже известный. А так как спортсмены двинули в криминал и бизнес, не стал отставать от них.

Занялся рыбой. Прилично раскрутился. И торжественно приобрёл дорогущий шестисотый «Мерседес». Он весь сияет, что у него такая тачка. «Мерседес» сияет от того, что его с любовью отполировали. В общем, благоухают воздуся, и мир находится в восхитительном равновесии.

Серьезные люди за Спортсменом стояли. Видели, что парень старается, нарадоваться на него не могли. А у того после покупки «Мерседеса» голова от лёгких денег закружилась. И стал он на благодетелей посматривать недовольно. Мол, чего это им деньгу надо отсчитывать? За какие такие подвиги? Нет, конечно, их просто так не пошлешь, не заявишь - мол, все мое. Но где нельзя грубо отнять, там можно застенчиво  обмануть.

Кураторы его дело это чухнули быстро. Поняли, что надувает он их беззастенчиво. Наехали по всей строгости бандитского закона:

- Где деньги?

- Нет денег, - начал он ныть. – Все в деле. Я бедный.

- Чтобы были.

Он вздохнул. Продал «шестисотый», взял "крузак". Конечно, машина пожиже, уже так не сияет, как и его отцветшая улыбка. Но жить можно. Тем более на деле его оставили, посоветовав больше не крысятничать.

Но только дурные привычки приобретаются легко. А избавляться от них очень трудно. Тем более, когда одержим жаркой страстью к деньгам. И Спортсмен опять начал подворовывать. При этом уверенный в своей верткости. Считал, что замаскировался так, что никто его за скользкую потную руку не поймает. А кураторы снова видят, что-то не так. И посылают ему ревизора.

Дальше приезжает такая старая неразговорчивая грымза. Объявляет, что будет - проверять бухгалтерию. На контакт не шла. На шутки не улыбалась. От подарков отказывалась. Даже кофе не пила, сваренного секретаршей. Из своего термоса отхлебнет, бутербродиком закусит – и снова в бумаги. Зароется в них и считает, считает, считает. Вот и насчитала.

- Где тридцать тысяч долларов?

Спортсмен только руками развел и тут же начал валить на своего директора.

- Этот мерзавец все взял. А сам уехал. Не знаю, где он скрывается.

- Ясно, - кивнула грымза и удалилась.

А после нее приехала братва. Били со вкусом крысятника. Забрали «крузер». Насчитали убытки. Его соратники-спортсмены попросили не убивать крысу, пусть пока живет.

Он с горя пересел на мятую «тоету» с левым рулем. Пытался снова что-то хитро мутить, кого-то обманывать, но скатился совсем уж на дно. Опять проворовался, и стал ходить пешком. Неулыбчивый и жалкий. По пятьдесят баксов на жизнь сшибал у старых знакомых.

Все почему такое происходит? Потому как жадность в разуме человека все границы стирает. А главная граница в не слишком почетном бандитском и воровском ремесле – не воруй у своих…

 

Домики  в Приморье

Эх, бесчисленные русские домики. Старенькие, на три окна, вмещающие радости и горести поколений русских людей. Новые, кирпичные, угловатые, растущие как на дрожжах по всей Руси Великой. Маленькие скрывают чаще семейный уют и надежды. Большие больше похожи на феодальные замки, наполненные амбициями, тайнами, бурными страстями, преступлениями, а порой и настоящей войной. В них часто выживают и отбиваются от наседающих полчищ под девизом – «мой дом, моя крепость, не влезай, убьет» с полагающимися рвами с крокодилами и пулеметными гнездами. Ну, каждому свое.

По домам и имениям Приморья можно водить экскурсии. Вон, похожие на замки величественные сооружения. Прокурор с начальником УВД их отстроили в природоохранной зоне города - вся братва от зависти тосковала, вздыхая: «Все же власть это власть. Это не по карманам мелочь тырить».

А вот еще один богатый поселок. И еще один замок с башенками. Там один великий преступный авторитет живет.  Как в осаде. Безвылазно. Третий год. На него враги заказ киллерам выписали. Он узнал и впечатлился. Обложился сигнализацией, охраной. Все ждет. Высох. Одичал. Но  держался. Чем закончилось – уж и не знаю. Наверное, убили. Тогда всех убивали, кого заказывали.

Вон, уже многоэтажный дом во Владивостоке. Там очередной приговоренный пахан купил аж два последних этажа, чтобы ворог сверху не взял. Не помогло - все равно убили.

Еще в один многоэтажный дом при охоте на очередного несчастного пахана заложили столько взрывчатки, что целый подъезд рухнул. Слава Богу, мирные люди не погибли.

Дом в колониальном стиле в Уссурийске - так уже год без жильцов, только охранники присматривают. Хозяин всю контрабанду в окрестностях в кулаке держал, с таможней договаривался, братвой руководил и деньги мешками складывал. Однажды уехал с охранником на охоту в уссурийскую тайгу, так его, беднягу, больше никто не видел. Семья в США, так что дом стоит - как его памятник…

Источник



Категория: История, мемуары | Просмотров: 97 | Добавил: Vovan66 | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0
Другие материалы по теме:


avatar
Учётная карточка




Категории раздела
Мнение, аналитика [269]
История, мемуары [1095]
Техника, оружие [70]
Ликбез, обучение [64]
Загрузка материала [16]
Военный юмор [157]
Беллетристика [580]

Видеоподборка

00:38:01



00:38:01

Рекомендации

Всё о деньгах для мобилизованных: единоразовые выплаты, денежное довольствие, сохранение работы и кредитные каникулы



Калькулятор денежного довольствия военнослужащих



Расчёт жилищной субсидии



Расчёт стоимости отправки груза



work PriStaV © 2012-2024 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх