СОБР. Новые центурионы. Часть 8… | История, мемуары | ★ world pristav ★ военно-политическое обозрение


Главная » Статьи » История, мемуары

СОБР. Новые центурионы. Часть 8…

Войны ГУОП

Отгремел 1993-й кровавый год. С расстрелом парламента, танками на улицах столицы. Жестокий год, когда еще остававшиеся у власти государственники предприняли  последнюю попытку реванша и возврата стране хоть какого-то суверенитета.

В итоге их провала в стране окончательно воцарилась компрадорская буржуазия, были ведены элементы внешнего управления. Только в одном Госкомимуществе сидело больше 90 американцев, якобы советники, на самом деле в массе своей или сотрудники спецслужб, или международные аферисты и авантюристы, приехавшие грабить поверженную Россию. И у них имелся полный доступ к самой секретной информации по нашей промышленности.

Все прошлые экономические диверсии показались лишь милыми прелюдиями к тому, что настало после октября 1993 года. Разграбление Державы приобрело просто фантастические формы и размеры. За две тысячи долларов можно было купить огромный морской порт. За один доллар, символически, продавались пароходства.

Страна вошла в режим какой-то  Преисподней, где вокруг черти, но больше не с вилами, а с калькуляторами и договорами. Все на продажу? Ни фига! Все на поток и разграбление.

Залоговые аукционы, миллионы самых различных афер, соглашения о разделе продукции, когда мы так хорошо продавали свою нефть, что еще и должны оставались. Совершенно невероятные мошенничества и схемы грабежа взрастают на почве полной безнаказанности и участия в разграблении высших должностных лиц. А впереди всякие куда более пикантные сюрпризы, вплоть до дефолта.

Над страной как инфернальные сущности парят довольные и глумливые нерусские хари заправил «Семибанкирщины». Учит русский народ «правильно»  жить и быстрее вымирать НТВ Гусинского.  Прирождённый махинатор, жулик, русофоб и просто бес Борис Березовский, удачно похитивший не только миллиарды, но и целые отрасли промышленности, в итоге в 1996 году пристроится на пост заместителя председателя Совета Безопасности и станет контролировать силовиков. Те так и не смогли его арестовать за организацию убийства на почве дележа рекламных денег телеведущего и генерального директора ОРТ Влада Листьева.

Скакал как бешеный курс валют, обесценивая уже не только накопления, но и просто зарплаты. Ведь уже через день после получения денег ты мог стать на треть беднее, если не успел перевести все в доллары.

Страна чудес. Притом чудес страшных

И все это под завывания о волшебной руке рынка. Под приписываемые  наиболее одиозным деятелям крылатые фразы - «Путь вымрут тридцать миллионов русских, они не вписались в рынок». «Чтобы обслуживать трубу, России хватит двадцать миллионов населения». Говорили так или нет – уже и неважно. Главное, так делали.

В культуре еще с середины восьмидесятых особое внимание уделялось внушению русскому народу тезиса о преступности русской истории и ненужности его собственного существования. Мол, кому такая страна и такой вечно пьяный рабский народец нужен?

В Свердловске, во исполнение призыва Ельцина, чтобы брали суверенитета, пока не подавятся, губернатор Россель, прославившийся  печатанием собственной валюты, готов провозгласить Свердловскую Республику. Присматривалась, как бы отчалить от большого корабля, шлюпка Татарстана, но пока еще робко. А вот Чечня уже на полном серьезе считала, что она отдельное государство, и что теперь у них закон гор Адат и средневековье, а президент – Дудаев.

Курс был ясен и понятен всем, кто умел смотреть и думать –  окончательное решение русского вопроса. То, что Гитлер не доделал, ударными темпами доделывали сейчас. Массово уничтожалось население. В те годы только от паленой водки умер не один миллион человек.

Но все же страна не хотела погибать.  Включились механизмы выживания. Как всегда, ответственность и героизм простых людей – тех, кто остался в КБ, на заводе ВПК, кто заступал на дежурство в милиции и в войсках Минобороны. Людей, у которых есть долг и честь, на Руси всегда было достаточно, чтобы в тяжелый час вытащить ее из любого болота просто тем, что добросовестно выполняли свою работу и готовы были лечь грудью на любую амбразуру.

Из административного аппарата жизнь во благо Отечества теплилась в основном в МВД. Наша система по старой памяти иногда делала судорожные попытки в океане псевдорыночной экономики взять на абордаж какой-нибудь наиболее бесстыдный и наглый пиратский бриг и развешать экипаж на рее.

При попытках хоть как-то бороться с экономическими преступлениями на наших сотрудников в лучшем случае глядели с недоумением и изумлением – это кто под ногами болтается, когда уважаемые люди  истерли до крови мозоли, утомившись грузить эшелоны с деньгами.

Помню, брал интервью у начальника Главка по экономическим преступлениям МВД России. Умный человек был, все понимающий и очень усталый.

Он дежурно и четко изложил мне, как широким фронтом его служба наступает на гидру коррупции. Перечислил, сколько за взятки арестовано и осуждено за текущий период учителей, врачей, муниципальных служащих. А в конце я ему задал вопрос:

- А когда тех, кто дворцы на Рублевке строит, трясти начнем?

Рублевка тогда стала символом пира во время чумы. На фоне развала и нищеты, приходивших в негодность дорог и домов, там возводились просто вопиюще помпезные сооружения. Притом самые большие и неприступные почему-то принадлежали работникам московской мэрии – у них пунктик был на этих твердынях. Насмотрелся я в своей время на них.

Генерал посмотрел на меня совсем грустно и с какой-то тоской произнес:

- Кто ж нас туда пустит...

Но все же иногда получалось припечатать отдельных наиболее бесстыдных персонажей. Различные структуры, в том числе Главк по оргпреступности, время от времени вытаскивали громкие дела. И вот там разгорались настоящие бои. Пришедшие на нашу землю хищники все никак не могли поверить, что они не главные здесь, и что однажды к ним заявится охотник с аркебузой и спросит, кто съел бабушку. Как с той аферой, которую раскручивал ГУБОП и в пресечении которой самое активное участие принял спецотдел быстрого реагирования МВД.

Самое смешное, начали прессовать ту  шайку международных аферистов по просьбе наших заокеанских «партнеров», а для кого-то и строгих хозяев. Два матерых жулика – Шустер и Белокопытов, прилично облегчили карманы американцев и двинули на историческую Родину - принять участие в «инвентаризации» ждущих их российских активов. То есть, пустились во все тяжкие, догладывая вместе с другими шакалами Россию.

Пришла телега из ФБР – задержите и доставьте в лучшем виде. Ну а нам что? Нам это в удовольствие – несколькими гнидами меньше станет на русской земле.

Оперативники Главка и собровцы заявились в контору «Рога и копыта», где харчевались мошенники.

   

Встретили их, как всегда, крики, возмущения, истерики. Как у Высоцкого:

«Ох как он сетовал.

Где закон? Нету, мол!»

Народ сразу не понял, что к нему пришли с добром и улыбкой. Просто задать несколько вопросов, забрать несколько папочек с документами, а заодно и хозяина.

Секретарша, исходя на визг, сравнимый по мощи с портовой сиреной, сделала бесплодную, но героическую попытку вырвать у оперативника из рук удостоверение. Сам Шустер в это время подпрыгивал и трубно гудел боевым слоном:

- Это не милиция! Это бандиты!

То есть, мол, своих всегда узнаю, даже на ощупь и по голосу в темноте. Но тут ошибся. Это была именно милиция.

С его напарником  вышло еще забавнее. Его брали на улице. А лось был здоровый, упитанный и норовистый. На его запястьях сперва успешно защелкнулись наручники. А он могучим рывком умудрился их порвать – бывает и такое, когда даже сталь не выдерживает мощного душевного и физического порыва к свободе и воле. И бросился улепетывать, петляя и матерясь.

Со спецназовцами соревноваться в беге, борьбе и нормах ГТО бесполезно. Настигли. Наваляли. Упаковали в праздничную обертку. И приготовили к отправке за Атлантику – пускай пиндосы со своими выродками решают. Может и правда воздадут по заслугам.

По мере раскрутки организованной группы нарисовался еще более интересный персонаж. Имя его Акоп, такая же и кличка прилипла к нему в порицаемых народом и законом кругах, где волею судеб ему пришлось вращаться. Был он верный деловой партнер той парочки. Такая ядреная помесь новорусского бизнесмена, армянского барыги и наглого интернационального  бандита.

- Ну что, - сказал оперативник ГУОПа, появляясь в дежурке СОБРа. – Едем «Акоповку» брать.

«Акоповка» - так именовали люди базу организованной преступной  группировки, возглавляемой Акопом. Она же была и  его «баронским имением».

Плох тот разбогатевший новый русский и крупный бандит, который не мечтает стать феодалом. Прикупить землицы под феод. Поставить там укрепления. Хорошо бы еще ров с крокодилами, но климат не тот, крокодилам холодно зимой, да и летом тоже. Но и так там можно оборону от враждебного и неласкового мира. Вот и стали расти по всей Руси такие укрепленные владения.

«Акоповка» располагалась в Пушкинском районе, в престижном и уютном дачном местечке. Развив бурную деятельность, Акоп деньгами, а порой и угрозами, вытеснил оттуда всех до единого местных жителей. Посносил их дома. Отстроил там укрепленные сооружения.  И теперь все окрестности его.

Тут даже смешно ставить вопрос – где закон, где порядок? Где государство? А что, так можно феоды свои ставить!

Можно.  Теперь можно все, если ты крут, нагл и у тебя ресурс. Так и живет князь проспекта, вольно, нахраписто, беззаконно и напористо. И нет на него управы. Можно все. Главное, не забраться на территорию того, кому тоже можно все, но больше, чем тебе. Вот так и живут они среди этой вседозволенности, в святой уверенности, что Богом им дана такая роль – владеть и кусочничать. Но однажды приходит спецназ. И надутые слоны сдуваются до размеров мухи.

Разведчики вернулись со схемой укреплений. Да уж, обосновался пахан там серьезно. За высоченным бетонным забором скрывалось несколько капитальных строений. В сосновом, охраняемом государством лесу варварски прорублена широкая просека, чтобы видеть, кто движется в сторону «Акоповки». Тяжеленые ворота открываются автоматически. Вдоль забора везде видеокамеры. А на территории обычно находилось до трех десятков бандитов при оружии и амуниции.

В общем, предстояло брать цитадель. Работа серьезная. Поэтому и экипировалась оперативно-боевая группа по высшему разряду. Бронежилеты, штурмовые средства, автоматы, снайперки.

«Воевать так воевать

Растудыть так вашу мать».

Решили брать крепость не осадой, а с ходу, напором и стремительностью, в лучших традициях русских полководцев. Ашотовские хлопчики даже сообразить не успели, что за машины мчатся к имению. Потом говорили, что сдуру приняли их за своих. В тот день там ожидался большой сбор всей команды, поэтому несколько машин никого не удивили.

В общем, даже рот защитники крепости разинуть во всю ширь и блеск белых зубов и золотых коронок не успели, а из машин уже сыпятся ребята в черных комбезах и с шевронами спецназа.

У ворот стояло двенадцать человек. Их сразу уронили мордой в асфальт, даже пикнуть не успели.

Часть братвы с воем ринулась в дом – держать там оборону. И сильно просчитались. На их плечах спецы и ворвались в помещение. Там уложили мордой – но уже в ковры и отдраенный до зеркального блеска паркет, еще пару десятков бандитов.

В это время машины барражировали вдоль длиннющего забора с целью воспрепятствовать покиданию противником поля боя.

Целую толпу быков зафиксировали. Изъяли восемь автоматов, пять гранат, снайперскую винтовку с глушителем, гору пистолетов.

В общем, хорошо так зашли, с толком и выгодой.

Братки сдулись моментом, лишь ошарашенно вопрошали:

- А вы че, правда менты?

На фоне всеобщей расхлябанности в стране они вообще забыли, что милиция есть на свете.

- Они самые! – заверили их.

На бандитских бесхитростных и наивных мордах было написано облегчение. Они куда больше боялись визита конкурирующих группировок. Тогда пощады не было бы. А тут глядишь и отбрешутся.

А оперативники наконец осмотрелись. Видели они всякое. Но только не такое. Пятиэтажный особняк – два этажа под землей. Узорный паркет. Всякая резная мебель красного дерева. Бассейн. Гараж с тремя автомобильчиками. На лобовом стекле шестисотого «мерса» дарственная гравировка от только что задержанного Фридмана – мол, в честь дружбы и сотрудничества.

Нашли шесть паспортов на имя Акопа, притом один дипломатический. А чего такого, ну, выписали жулику дипломатический паспорт. «Мидакам» тоже кушать сладко надо, не все интересы Родины в дальних краях защищать. Да и где они теперь, эти интересы?

На территории обнаружили цех, где разливалась фальсифицированная водка. Акоп, организуя гигантские финансовые аферы, не брезговал приторговывать водярой.

- Круто, вы ребята, работаете, - уважительно произносят быки, потирая отшибленные места. – Нам бы вместе черных давить. А то житья от них не стало!

- А Акопчик твоей что, белый? – смеется оперативник.

Тут у быков происходит зависание. Разрешается оно заявлением:

- Нет, Акоп свой. Кормилец!

Между тем «кормилец», поняв, что хана близится, собрал манатки и по седьмому паспорту умотал за день до операции за рубеж.

Это не первая крепость, которую взял СОБР ГУОП. Перед этим атаковали точку, которую прозвали «чеченской базой». Примерно такая же твердыня, трёхметровый забор, за ним несколько строений, набитых как легальными товарами, так и награбленным по просторам страны имуществом, в основном, уведенным с государственных складов. И отмороженная горская охрана, для которой в радость со всех стволов рубануть по неверным.

У части чеченцев вообще наблюдается высокий душевной подъем. Они считают, что от России уже отделились, и пришло время, как встарь, ходить на нее набегами и жить за счет разухабистого грабежа и угона в полон невольников. Очень гордые такие, неприступные и всегда готовые «гяурам» головы резать.

И как прикажете их брать? Сперва хотели использовать вертолет, но ПВО Москвы не дало разрешения на его пролет в черте города.

Пришлось работать по старинке, в лучших традициях штурма крепостей. Штурмовое снаряжение, лестницы, веревки.

Выдвинулись тайно. Рванули внезапно. Преодолели забор. А там уже дело техники. Уложили. Спеленали. Никто из горцев выстрелить не успел.   Награбленное вернули.

Награбленное. Сколько вообще пришлось его возвращать. Вон, статистика за 1993 год. Изъято несколько десятков легковых автомашин, более полусотни грузовиков. Слитки кадмия – редкий металл, что сильно дороже золота. Восемьдесят тонн цветных металлов. Контейнер с пушниной на несколько миллионов долларов. Ну и сами доллары россыпью – многие и многие  миллионы.

Эх, хотя бы дольняшку занесли за тяжелый труд, а то тир новый делать надо. Давно уже разговоры ведутся, чтобы из изъятых денег и ценностей на нужды принесших их подразделений отчислять процент. Но не положено. Кто ж тебе хоть доллар даст? Доллар нынче вещь божественная и желанная. Всяким ментам лапать его мозолистыми руками не дадут, тем более  ради какой-то там экипировки и учебной базы. Тут вон Березовский с Гусинским не кормленные стоят в сторонке, смотрят собачьими жадными укоризненными глазами.

А новый, 1994-й год еще более урожайный. Больше грабят – больше изымают. Математика. Прямая пропорция называется.

А вообще у сотрудников ощущение, когда возвращаешь награбленное в бюджет, возникает странное. С одной стороны, это, конечно, здорово. Не дали увести из казны и из России так нужную стране денежку. С другой, чувство, что пытаешься наполнить  решето водой - с такой скоростью просачиваются любые деньги в России и уходят в песок. Это как фляжку вылить на раскаленную поверхность Сахары. Не успеешь нагнуться, а опять сухая земля.

Грабеж, грабеж, грабеж. Повсеместный, ежеминутный, варварский – когда яблоко сопрут, а вагон понадкусывают. С трудом привыкается жить в этих реалиях. Но привыкать приходится – других реальностей на горизонте что-то не видно.

У СОБРа работы все больше. Постоянные выезды. А еще – укомплектование базы. Подготовка личного состава. Найти новых бойцов – тоже проблема. Далеко не каждому, даже хорошо физически развитому спортсмену, под силу экзамен выдержать. Километровый кросс на время, после сразу без перерыва шестнадцать подтягиваний, шестьдесят отжиманий. И на «отстуткивание» с четырьмя поочередно противниками. В общем, видел я такое уже и в Подмосковном СОБРе, и в ОМСНе. Особенно впечатляет, когда при спарринге мастера спорта по боксу бросают перчатки со словами:

- На хрена мне это надо!

Собровцу нужно напрягать все силы. Надо держаться в форме. Надо работать. Брать бандитские бригады. Крутиться в карусели, на которую  обрекли тебя воспитание и чувство долга.

Но самое серьезное дело наклевывается – это Северный Кавказ. Он уже не просто кипит, а готов взорваться. Постоянные командировки в те края. Борьба с расплодившимися и почуявшими кровь и вседозволенность бандами. И никакого намека на то, что будет легче.

Нет, легче не будет. Собровцы еще не знали, что вскоре их ждет серьёзное испытание – полномасштабная война на Кавказе.

И что вскоре многие их боевые друзья падут смертью храбрых в только еще намечающейся схватке с террористическим интернационалом.

Щелкал месяцами 1994 год, приближая час новогоднего штурма Грозного…

Источник



Категория: История, мемуары | Просмотров: 60 | Добавил: Vovan66 | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0
Другие материалы по теме:


avatar
Учётная карточка


Категории раздела
Мнение, аналитика [269]
История, мемуары [1095]
Техника, оружие [70]
Ликбез, обучение [64]
Загрузка материала [16]
Военный юмор [157]
Беллетристика [580]

Видеоподборка


00:37:38



Рекомендации

Всё о деньгах для мобилизованных: единоразовые выплаты, денежное довольствие, сохранение работы и кредитные каникулы



Калькулятор денежного довольствия военнослужащих



Расчёт жилищной субсидии



Расчёт стоимости отправки груза



work PriStaV © 2012-2024 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх